Categories
1. Russia

Настоящее Время: “У силовиков не хватит сил, чтобы каждого задержать, допросить”. Член Координационного совета о преследовании силовиками в Беларуси


После ареста Максима Знака и Марии Колесниковой на свободе из членов президиума Координациооного совета в Беларуси осталась лишь белорусская писательница, лауреат Нобелевской премии Людмила Алексиевич. Лилия Власова также задержана по уголовному делу о якобы налоговых нарушениях, Сергей Дылевский отбывает административный арест за якобы нарушение правил проведения протестов, Ольга Ковалькова получила административный арест и силой была вывезена из страны и сейчас находится в Европе. Павел Латушко под давлением силовиков покинул Беларусь и сейчас находится в Европе.

Продолжится ли дальше давление на рядовых членов Координационного совета и есть ли некое окружение Александра Лукашенко, которое готово вести переговоры с оппозицией?

Об этом мы поговорили с членом Координационного совета оппозиции Беларуси Андреем Стрижаком:  

— Из семи членов президиума Координационного совета осталась на свободе и в стране только одна Алексиевич. Круг сужается. Вы опасаетесь, что следом будут задерживать и простых членов совета?

— На самом деле, ситуация такая, что членов совета сейчас тоже преследуют, тоже выдавливают их из страны. Например, страну был вынужден покинуть один из членов совета Глеб Сандрос, который сейчас находится в Вильнюсе. Титр, который вы видели на картинке, неверный: я не в Гомеле, я уже давно не в Гомеле. Если бы я был там, то был бы уже тоже задержан, потому что буквально сегодня я опубликовал у себя на страничке информацию о том, что мне и моим коллегам из Фонда солидарности и фонда BY_Help инициирована проверка уже бывшим генеральным прокурором Конюком. Должен сказать, что мы тоже приложили руку для того, чтобы он стал бывшим.

— Вы где находитесь?

— В Вильнюсе.

— Как думаете, продолжится ли дальше давление на рядовых членов Координационного совета? Насколько просто найти этих людей?

— На данный момент это почти 10 тысяч человек, которые подали заявления в расширенный состав Координационного совета. По большому счету, у силовиков сейчас просто не хватит сил для того, чтобы каждого из них задержать, допросить, взломать ему дверь. Этот путь, который сейчас избрала власть, абсолютно тупиковый. Невозможно посадить весь народ, который сейчас фактически стал олицетворением желания новой свободной Беларуси. И это абсолютно бессмысленные действия. Они пытаются найти голову, хотя ее просто не существует.

— Десятки, сотни тысяч выходят на улицы, десять тысяч человек, как вы говорите, уже подали свои заявления, чтобы быть в Координационном совете. Но, по сути, этот орган остался без руководителей. Что делать дальше?

— На данный момент нужно понимать, что Светлана Тихановская – в моем понимании – является избранным президентом, потому что за нее проголосовало большинство белорусов, об этом говорят в том числе и данные параллельного подсчета через систему “Голос” и другие электоральные исследования, которые проводились. Сейчас фактически вокруг нее группируются наиболее здоровые силы белорусского общества, которые хотели бы осуществлять этот транзит.

Фактически Координационный совет это и должен был делать внутри страны, но власть делает так, что ключевые фигуры совета выезжают из страны либо арестовываются. Поэтому фактически эта работа будет проводиться в тех местах, где будут находиться члены Координационного совета.

— Как это технически возможно, если они находятся в разных странах?

— Мы сейчас живем, к счастью, в XXI веке, и даже Александр Лукашенко уже начал что-то понимать, как работают все эти системы, что телеграм-каналы каким-то образом воздействуют на людей. Мы давным-давно на “ты” со всеми технологиями, это не является какой-либо проблемой. Более того, постепенно все, кто выезжает из страны из членов Координационного совета, собираются здесь, в Вильнюсе, и работают на перемены.

— Лукашенко не раз заявлял, что вести какие-либо переговоры с Координационным советом не намерен. Как двигаться тогда, есть ли у вас план?

— По большому счету, Александр Лукашенко уже является таким достаточно ограниченным субъектом в сегодняшней ситуации. Сегодня есть субъект – белорусский народ, который будет пытаться найти какой-то подход, скорее, к окружению Александра Лукашенко. Потому что его сегодняшнее заявление про космос и про то, как американцы подсматривают за тем, куда он там летает, говорят о том, что он уже практически полностью потерял адекватность.

У нас уже есть наработки по его окружению, которое в принципе готово начинать какие-то разговоры. Они пока еще очень осторожничают, но тем не менее. Сама ситуация будет решаться уже не с Александром Лукашенко, потому что он совершенно недоговороспособен.

— Вы хотите сказать, что у вас есть выход на некое окружение Александра Лукашенко, которое готово вести переговоры с оппозицией?

— Я скорректирую свое заявление. У нас есть возможность общаться с людьми, которые находятся сейчас на государственной службе. Многие из них обращаются с предложениями различными к различным структурам. Нужно сказать, что чиновничий аппарат не монолитный совершенно, там есть огромное количество людей, которые хотят перемен точно так же, как те люди, которые выходят на протесты. И это очень сильно деморализует систему.

Павел Латушко уже об этом говорил неоднократно в своих интервью, что сама по себе чиновничья система точно так же испытала шок 9-11 августа, как и рядовые граждане, когда они увидели, что происходит на улицах города и какие пытки производятся в изоляторе на Окрестина.

Настоящее Время