Advertising at The News And Times – advertising-newsandtimes.com | WE CONNECT!

Advertisements – Advertising at The News And Times – advertising-newsandtimes.com | WE CONNECT!

Audio | Video | Top News | On Twitter | Security | FBI | Capitol Riot | JOSSICA | Trump | Russia | Putin | Russia – Ukraine War | Covid-19 | Brooklyn NY | Puerto Rico | World 

The Russia News

July 5, 2022 6:17 am

The News And Times | Featured Posts | All Articles | Current News | Selected Articles | Shared Links | Opinions | In My Opinion | Sites | Blogs | Links | Twitter | Facebook

Categories
1. Russia

Настоящее Время: “Советская тюрьма в худшем понимании слова”. Журналистка провела 3 дня на Окрестина за то, что освещала протесты


Журналистку независимого канала “Белсат” Катерину Андрееву белорусские силовики задержали в Минске 12 сентября, когда она освещала протестную акцию “Женский марш”. Катерина трое суток провела в на Окрестина — якобы за сопротивление силовикам, но без предъявления обвинения и решения суда. И в итоге через три дня суд приговорил ее к штрафу, указав тем, кто задерживал журналистку, на ошибки в протоколе. 

Это уже второе задержание Андреевой. Первый раз она вместе с еще несколькими десятками журналистов была задержана 27 августа в Минске на площади Свободы и на площади Независимости. 

Журналистов тогда привезли в Октябрьский РУВД Минска и продержали более трех часов: у них проверили документы, аккредитации МИДа, камеры и телефоны, а у некоторых уничтожили материалы съемок. По итогам задержания корреспондента телеканала “Настоящее Время” Романа Васюковича и еще более десятка журналистов лишили аккредитации МИД Беларуси, а шестерым белорусским журналистам дали по трое суток ареста за “нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий” (статья 23.34 КоАП).

Андреева рассказала Настоящему Времени, что второй раз с ней обошлись еще жестче. 

 

— Меня обвинили по двум статьям. Первая — это незаконное изготовление продукции СМИ. За это суд назначил мне штраф в 50 базовых величин оплаты труда — это на данный момент больше $500. Еще меня обвиняли по статье 23.4 – неподчинение законному требованию сотрудника милиции. Именно в связи с обвинениями по этой статье я провела три дня в изоляторе — после чего протокол моего задержания суд просто отправил на доработку. То есть по сути я просидела три дня своей жизни в тюрьме ни за что.

— Как вас задержали, и что с вами происходило дальше в эти три дня?

— Меня задержали в субботу 12 сентября, когда я вела прямой эфир. Мы были, возможно, единственным телеканалом, которые транслировал события с «Женского марша» в прямом эфире.

К нам подъехал автобус с силовиками, с ОМОНом без каких-либо опознавательных знаков на форме, они были в летней оливковой форме. Естественно, они не представились. Без объяснения причин они схватили оператора Максима Калитовского и меня. Именно схватили, с применением физической силы.

Мы были задержаны и доставлены в участок, пять часов нас там продержали, после чего на нас составили протоколы. Но вместо того, чтобы отпустить, как это чаще всего случается с журналистами, после участка нас решили отвезти в изолятор в переулке Окрестина, тот самый печально известный Центр изоляции правонарушителей.

Там абсолютно тюремный режим и очень жесткие условия содержания. Передвигаться можно исключительно лицом к стене в сопровождении конвоя, руки держать за спиной. Очень грязно. Очень плохое питание: не дают воды. Из жидкости дают очень сладкий кисель, а он настолько приторный, что тяжело пить. В чае мы с сокамерницами обнаружили насекомое.

К счастью, самое худшее, что я слышала про Окрестина, не подтвердилось. В моем случае мы не стали жертвами избиений, насилия. Насилие было исключительно психологическое. Ну и ощущение своей полной беспомощности, когда за тобой закрывается дверь камеры.

В другом интервью Андреева рассказала, что ее поместили в двухместную камеру, где кроме нее находились еще три женщины, и ей пришлось делить койку с сокамерницей: 

 

— Как вам кажется, вы не стали жертвой избиения потому, что вы журналистка и к этому могло быть привлечено больше внимания? Или потому, что в целом избиения на Окрестина прекратились?

— Мне кажется, что централизованные избиения там пока что поставлены на паузу руководством силовиков, не знаю, с какой целью. Но про единичные случаи жестокости — про них и сейчас становится известно почти каждый день. Тех же женщин при задержании — их не просто заводят в автозак, микроавтобус, а мы видели, что их тащат силой, толкают. Одной девушке разбили лицо как раз в ту субботу, когда я работала. То есть жестокость со стороны силовиков никуда не ушла и по-прежнему имеет место.

 

Конечно мужчины тоже подвергаются насилию и тоже страдают от произвола силовиков, но какой-то видимо отмашки на то, чтобы целенаправленно избивать журналистов, пока, видимо, не было — именно в моем случае. Но, как мы знаем, случаи избиения журналистов за все прошедшее “горячее” время в Беларуси случались неоднократно.

— А вы пытались говорить с силовиками, когда были на Окрестина? Может быть кто-то из них вел себя более человечно?

— Нет, они все ведут себя примерно одинаково. Они похожи на бездумную машину, которая просто выполняет приказы. Если они начинают разговаривать — то с какой-то собственной целью: как правило они тебя хотят разговорить на тему политики. Особенно задержанных журналистов. Или попытаться довести какую-то свою точку зрения.

 

Но эта точка зрения — это по сути то, что мы можем увидеть по государственным телеканалам. Они повторяют одни и те же прокламации из методички, про проплаченные митинги и так далее. В эти беседы, по моему опыту, лучше не вступать, потому что все равно в этом споре не выиграть. А если начать проявлять какую-то агрессию или как-то начать отстаивать активно свою точку зрения — за это могут пригрозить оставить на 15 суток.

Когда я попробовала добиться у сотрудника в штатском ответа, за что, собственно, мы задержаны, и куда именно нас везут (это было еще в автобусе) — он сказал: “Молчи, а то сейчас надену браслеты” (наручники).

— Когда вы поняли, что вас везут именно на Окрестина, вам было страшно?

— Нет, было не страшно. Но, знаете, самый тяжелый, травматичный момент был, когда за мной закрылась дверь камеры. А когда мы поняли, что везут на Окрестина — по своему, по-журналистски даже было интересно посмотреть, что же там сейчас происходит. Потому что есть пропагандистские ролики государственных каналов, в которых говорится, что там все замечательно, чуть ли не санаторий.

Но, к сожалению, это не так. Условия там далеки от сколько-нибудь приближенных к европейским стандартам. Это советская тюрьма в самом худшем понимании этого слова. Самая настоящая тюрьма. И что там делают люди до суда, а тем более люди, чьи протоколы потом отправляют на доработку — причем делает это даже наш суд, который сложно считать независимым…. У меня большой вопрос: что я там делала? Конечно в идеале хотелось бы получить какую-то компенсацию со стороны МВД. Но мы понимаем, что добиваться этого абсолютно бессмысленно.

Настоящее Время


Categories
1. Russia

Настоящее Время: “Советская тюрьма в самом худшем понимании слова”. Журналистка провела 3 дня на Окрестина за то, что освещала протесты


Журналистку “Белсата” Екатерину Андрееву задержали, когда она освещала протестную акцию в Минске. Она трое суток провела в тюрьме на Окрестина без предъявления обвинения, и в итоге суд приговорил ее к тем же трем суткам ареста. Вот как это было, и что с Андреевой было в тюрьме

Настоящее Время


Categories
1. Russia

Главные новости – Google Новости: Объявлены лауреаты премии «Эмми» – Lenta.ru


  1. Объявлены лауреаты премии «Эмми»  Lenta.ru
  2. “Эмми-2020”: “Наследники” – лучший драматический сериал, “Шиттс Крик” – лучшая комедия  Би-би-си Русская служба
  3. Сериал “Шиттс Крик” получил 5 наград премии Emmy  Московский Комсомолец
  4. Сериалы «Хранители» и «Шиттс Крик» получили телевизионную премию «Эмми»  Эхо Москвы
  5. Назван «Лучший комедийный сериал» по версии премии «Эмми»  Газета.Ru
  6. Посмотреть в приложении “Google Новости”

Главные новости – Google Новости


Categories
1. Russia

“russia analysis” – Google News: County Commissioner wants forensic analysis of voting machines to verify the vote – WOAI


County Commissioner wants forensic analysis of voting machines to verify the vote  WOAI

“russia analysis” – Google News


Categories
1. Russia

Europe: Europe’s tech sector pulls away from banks


Technology index is up 11% this year, while falling lenders face ‘gloomy’ outlook

Europe


Categories
1. Russia

NYT > World > Europe: Your Monday Briefing


Americans paid their respects to Justice Ginsburg at the Supreme Court in Washington.

NYT > World > Europe


Categories
1. Russia

Главные новости – Google Новости: Энтони Дэвис принес «Лейкерс» победу дальним броском под сирену – Sports.ru


  1. Энтони Дэвис принес «Лейкерс» победу дальним броском под сирену  Sports.ru
  2. «Лейкерс» увеличили преимущество в серии против «Денвера» в полуфинале НБА  news.Sportbox.ru
  3. «Лейкерс» обыграли «Наггетс» во втором матче финала Запада с разницей в два очка  Чемпионат
  4. НБА. Плей-офф. Трехочковый под сирену от Энтони Дэвиса принес «Лейкерс» победу во 2-м матче с «Денвером»  Sports.ru
  5. «Лейкерс» — «Денвер» (Матч 2): прогноз и ставка. «Наггетс» бодро начнут матч  Рейтинг Букмекеров
  6. Посмотреть в приложении “Google Новости”

Главные новости – Google Новости


Categories
1. Russia

Настоящее Время: “Суррогатное материнство – это один из видов медпомощи, он разрешен в России”. За что задержаны врачи, обвиняемые в торговле младенцами


В России нескольких медиков, сопровождавших суррогатных матерей, судят по статье о торговле людьми. Дело началось еще в январе, но врачей задержали летом, их действия следователи квалифицировали как торговлю людьми.

Уголовное дело возбудили после того, как в одной из квартир в городе Одинцово обнаружили четырех младенцев, один из которых был мертвым. Экспертиза показала, что причиной смерти ребенка, которому было чуть больше месяца, стал синдром внезапной смерти новорожденного. Все дети были рождены суррогатными матерями. В квартире они находились под присмотром няни, пока их биологические родители, граждане иностранных государств, занимались оформлением документов, чтобы вывезти их за рубеж.

Следствие начало проверку юридической компании, проводившей программы суррогатного материнства, в результате чего были задержаны 4 врача – это эмбриолог Тарас Ашитков, акушер-гинеколог и репродуктолог Юлиана Иванова, акушер-гинеколог Лилия Панаиоти, врач Валентина Чернышова. Всех четверых обвиняют в торговле детьми в составе организованной группы, повлекшей по неосторожности смерть, причинение тяжкого вреда здоровью или иные тяжкие последствия. Они находятся в СИЗО, вину не признают.

Всего по делу проходят восемь человек.

 

Акушера-гинеколога и репродуктолога Юлиану Иванову и эмбриолога Тараса Ашиткова по подозрению в торговле людьми арестовали летом, 10 сентября арест продлили еще на три месяца. У супругов двое сыновей, которые с июля не могут понять, за что их родителей отправили в следственный изолятор.

“Шок, конечно, шок. Я знал, что дело существовало, родители в нем участвовали как свидетели. А что их это коснется – конечно, нет, рассказывает сын обвиняемых Андрей Ашитков. Он уверен, что дело сфабриковано. – Понятно, что смерть младенца – это прискорбно, такое случается, но врачи совершенно никакого отношения к этому не имеют. И точно, участие в ОПГ, которое им приписывают, торговля людьми – это полнейший бред”.

Дело началось в январе, когда в квартире в Московской области умер новорожденный ребенок, выношенный суррогатной матерью для семьи из Филиппин. Всего в деле 11 эпизодов и 13 детей. Первые эпизоды датированы 2014 и 2016 годом. По версии следствия, дети были рождены от неизвестных родителей, а потом проданы за границу. При этом в деле нет потерпевших, утверждают адвокаты.

“Ни одного реального конкретного доказательства, или ни одного конкретного документа приобщено не было. Никаких документов, подтверждающих, кто является потерпевшим, сколько их, мы лично не видели”, – говорит адвокат Юлия Лахова.

Кроме супругов Ашиткова и Ивановой, арестована акушер-гинеколог Лилия Панаиоти. Поддержать их в суды каждый раз приходят коллеги.

“Мы не понимаем, как врач, оказывающий помощь пациенту, может быть как-то вовлечен в какой-то серый бизнес, – говорит врач-генетик Автандил Чоговадзе. – Суррогатное материнство – это тоже один из видов медицинской помощи, который тоже разрешен в Российской Федерации. Врач-эмбриолог, врач-репродуктолог помогали, по сути, оказывали эту медицинскую помощь для пациентов. Поэтому как здесь связана торговля [людьми] и оказание медицинской помощи, я не знаю. Но в целом для всего медицинского сообщества представляется, что коллеги делали свою работу”.

Всего в изоляторах по обвинению в торговле людьми оказались восемь человек. Арестованы и сотрудники клиники “Европейский центр суррогатного материнства, которая проводила программу. Юридическим сопровождением занималась компания “Росюрконсалтинг”.

Основатель этой компании – юрист Константин Свитнев. По семейному кодексу, рассказывает Свитнев, вспомогательные репродуктивные технологии разрешены только парам в зарегистрированном браке. Свитнев уверен, что уголовное дело – это последствие угроз за то, что в судах он несколько раз доказал право мужчин вне традиционного брака тоже заводить детей.

“Мне говорили, что я хожу по тонкому льду. Я два раза слышал эту фразу. Году в 2010-м мне в московском Бабушкинском суде удалось доказать, что одинокий мужчина обладает точно такими же правами. И если одинокая женщина может стать матерью по программе суррогатного материнства, то точно такое же право стать отцом по программе суррогатного материнства имеется и у одинокого, не состоящего в браке мужчины”, – рассказывает Константин Свитнев.

В России Свитнев объявлен в федеральный розыск. Ареста он избежал, застряв из-за пандемии коронавируса в Праге.

Адвокат Игорь Трунов в деле представляет родителей из Филиппин, чьи дети стали предметом уголовного разбирательства. Трунов утверждает, что они готовы сделать генетические тесты, чтобы доказать, что детей не покупали.

“Сегодня мы получили очередной отказ от Следственного комитета о проведении ДНК-экспертизы. Мы постоянно говорим, что если есть какие-то сомнения, они [родители] готовы приехать. Но сомнения здесь выглядят смешно, потому что филиппинские дети – их видно невооруженным взглядом, понимаете? Это совершенно другой цвет кожи, глаз и так далее. Их не спутаешь с русскими детьми никогда”, – поясняет Игорь Трунов.

Юрист Ольга Зиновьева, которая много лет занимается репродуктивным правом, говорит, что понимает, почему у следствия возникли вопросы к юристам, но не понимает, при чем здесь врачи. На свой странице в фейсбуке она проанализировала фабулу обвинения.

“В подавляющем большинстве эпизодов оформление документов в отношении детей происходило нетипичным способом до такой степени, что, безусловно, интерес следствия, объясним. Тем не менее, все равно это уголовного проступка, уголовно наказуемого деяния, никак не образует, – прокомментировала юрист Настоящему Времени. Она уверена, что врачи-репродуктологи здесь не при чем. “Квалификация этого обстоятельства как торговля людьми, на мой взгляд, безумие”, – говорит Ольга Зиновьева. Она поясняет, что уголовная статья о торговле людьми писалась как статья о работорговле. Но ее в России почти не применяют, и поэтому по ней нет судебной практики.

Ирина Санкова воспитывает сына. Она была клиенткой арестованных врачей, а сейчас – одна из подписавших петицию за их освобождение. Всего ее подписали уже почти 7500 тысяч человек. Как врачи могли стать фигурантами дела о торговле людьми, не понимают ни медики, ни их клиенты.

“Они же проводили все процедуры на базе клиники, с договорами на проведение этого лечения, с договорами от этих агентств, которые предлагали суррогатных матерей. Как можно судить теперь за торговлю людьми, как будто это что-то подпольное, нелегальное, где-то в подворотне. Ну как?” – не понимает Ирина Санкова.

Николай Корнилов, медицинский директор клиник NGC (сеть клиник репродукции и генетики), выступает в поддержку коллег: “То, что они делали каждый день, делает любой из нас – это несколько тысяч специалистов по стране. И каждый из них подумал, что он может оказаться на месте этих сотрудников, причем выполняя каждодневную свою работу”.

Об этом деле на федеральных российских каналах уже вышли десятки ток-шоу. В студиях ни разу не побывали следователи, возбудившие уголовное дело. Следствие также настояло, чтобы дело рассматривали в закрытом режиме без присутствия прессы. В деле без потерпевших врачи остаются под стражей – им грозит до 15 лет тюрьмы.

Настоящее Время


Categories
1. Russia

Настоящее Время: Что известно о деле врачей, обвиняемых в торговле младенцами


В России нескольких медиков, сопровождавших суррогатных матерей, судят по статье о торговле людьми. Дело началось еще в январе, но врачей задержали летом. Уголовное дело возбудили после того, как в одной из квартир в городе Одинцово обнаружили четырех младенцев, один из которых был мертвым

Настоящее Время


Categories
1. Russia

“Putin personal dictatorship” – Google News: Bob Woodward checkmates Trump – again – Sydney Morning Herald


Bob Woodward checkmates Trump – again  Sydney Morning Herald

“Putin personal dictatorship” – Google News