Categories
1. Russia

Настоящее Время: Кому выгодны пожары в реликтовых лесах Утришского заповедника


Listen to this article
Утришский заповедник – реликтовые леса с тысячелетними деревьями и краснокнижными животными на побережье Черного моря – горит. Этим летом здесь вновь полыхали лесные пожары, виновниками которых власти Краснодарского края называют туристов-дикарей – они приезжают сюда со всей России, разбивая палаточные лагеря и наслаждаясь единением с природой. Но именно туристы первыми бросаются в самое пекло лесных пожаров, таская ведрами воду прямо из Черного моря. Пожарные-добровольцы уверены, что деревья в заказнике загораются совсем не случайно. И вовсе не от их рук. Ведь заповедные земли, по их словам, уже давно не дают покоя кое-кому из чиновников и коммерсантов.

Вокруг заповедника Утриш, расположенного на черноморском побережье Краснодарского края, давно идут горячие споры. В 2008 году власти пытались проложить через заповедник автодорогу, а теперь планируют строить в лагунах, окруженных скалами с можжевелово-фисташковыми рощами, спортивно-оздоровительный комплекс.

Экологи и защитники реликтовых лесов выступают против строительства. Они несут в заповеднике круглогодичную вахту, мешая власти и бизнесу рубить тысячелетние деревья. 

Говорят, что именно поэтому в утришских лесах часто вспыхивают пожары. Минувшим летом заповедник чуть было не сгорел дотла. Власти Краснодарского края обвинили в возгораниях туристов. На приезжих открылась настоящая охота: их насильно выселяли с заповедных берегов. 

Путешественники-дикари едут сюда со всех концов страны. Многие считают, что только благодаря волонтерам Утришский заповедник все еще жив. Они остаются здесь невзирая на запреты. Ведь пять тысяч гектаров реликтового леса в условиях засухи и сильного ветра могли полностью выгореть, если бы они вовремя не остановили распространение огня.

“Народ с этими “пятишками” (пятилитровыми канистрами – НВ) бегал в гору и тушил огонь. Старались выстраиваться в шеренгу, чтобы передавать. Но так как огонь был далеко, было очень трудно доставлять воду туда”, – вспоминает Михаил Чайлахян.

“Прошло пять часов, пока появился первый вертолет. Он сделал несколько ленивых ходок и улетел. Мы выходим, спрашиваем: почему вертолет улетел? Нам говорят: все службы отступают, все работы начнутся утром. А за эту ночь все сгорело”, – рассказывает Михаил.

Теперь после большого пожара они убирают брошенные туристами стоянки, собирают мусор и катером вывозят его на свалки.

Несколько дней после того, как чиновники объявили о победе над пожаром, обитатели лагун заливали водой тлеющие деревья, а вскоре к ним в лагерь пришли представители власти, чтобы выставить их вон.

Волонтеры решили создать общественное движение. “У нас гражданская позиции, что службы не справляются с этой работой до конца! Мы прошли через этот пожар, мы понимаем, здесь, на месте, что конкретно нужно делать. И мы видим, что они этого не делают”, – говорит волонтер Дмитрий Пульман.

Эколог Павел Розанов уверяет, что несмотря на строгий природоохранный статус, заповедник живет не по законам природы, а по законам рынка. Он считает, что власти намеренно блокируют волонтеров-экологов. “Все прочие туристы-дикари, заезжие путешественники как ездили, так и продолжают ездить по всему Утришскому заповеднику”.

Настоящее Время