Categories
1. Russia

Настоящее Время: “Это не самоубийство, а высший акт самопожертвования”. Почему погибла журналистка Ирина Славина


Listen to this article
Нижегородскую журналистку Ирину Славину похоронят 6 октября. Гражданская панихида и прощание пройдут в любом случае и при любой погоде, сообщили ее близкие.

Ирина Славина подожгла себя в пятницу, это случилось напротив здания областного управления МВД. Новость о самоубийстве нижегородской журналистки всколыхнула общество. Год назад она написала пост, в котором размышляла на тему самосожжения из-за сползания страны в войну, а перед самоубийством обвинила в своей смерти государство.

Незадолго до трагедии в квартиру к журналистке ворвались полицейские, сотрудники Центра по борьбе с экстремизмом, выпилили дверь и забрали у нее все телефоны, ноутбук и планшет – средства связи и работы над сайтом. При этом Славина проходила лишь свидетелем по делу “Открытой России”.

Последнее интервью Настоящему Времени Ирина Славина давала в феврале: рассказывала о штрафе, полученном за год до этого за шествие в день убийства российского политика и бывшего губернатора Нижегородской области Бориса Немцова.

Народные мемориалы, куда уже три дня нижегородцы несут цветы в память об Ирине Славиной, две ночи подряд зачищали коммунальщики – так же, как десятки раз зачищали мемориал Борису Немцову в Москве. Штраф за марш памяти Немцова у Славиной был не единственным: общая сумма назначенных ей штрафов стремилась к двум тысячам долларов. 

“Был штраф за пост о сталинистах в Шахунье, и вообще разного рода иски от сталинистов, которые с удовольствием удовлетворялись нашими судами. Были просто нападения – такие, как резание шин. Такие, как клеветнические листовки, раскиданные и разбросанные в подъезде, – это вообще такая нижегородская практика, – рассказывает правозащитник Станислав Дмитриевский. – Понятно было, что ей тяжело. Когда я ей позвонил после обыска, она сказала: “Стас, спасибо, давай потом поговорим. Я не могу осознать, кубики сложить, в себя прийти, короче говоря”.

С обысками нижегородские силовики 1 октября пришли сразу по семи адресам. Нижегородского бизнесмена Михаила Иосилевича обвиняют по статье о сотрудничестве с объявленной нежелательной организацией “Открытая Россия” Михаила Ходорковского, еще шесть человек, в том числе Славина, фигурируют в деле как свидетели.

Дверь в квартиру Славиной выпиливали болгаркой. Она описала это фейсбуке:

“Сегодня 6:00 в мою квартиру с бензорезом и фомкой вошли 12 человек: сотрудники СКР, полиции, СОБР, понятые. Дверь открыл муж. Я, будучи голой, одевалась уже под присмотром незнакомой мне дамы. <...> Забрали, что нашли, – все флешки, мой ноутбук, ноутбук дочери, компьютер, телефоны – не только мой, но и мужа, – кучу блокнотов, на которых я черкала во время пресс-конференций”.

Координатор штаба Навального в Нижнем Новгороде Роман Трегубов, которому по этому делу еще предстоит ходить на допросы, говорит, что не удивлен тем, что к журналистке Ирине Славиной силовики пришли в тот же день, что и к политическим активистам.

“Она очень жестко писала, резала правду-матку, так скажем. Она везде была: успевала и в гордуму сходить, и доставала информацию, которую сложно достать. И самое главное – она о фабрикации дел писала, что они больше всего ненавидят. Я думаю, у них личная вражда с ней, и им такое СМИ не нужно, такие журналисты”, – уверен Роман Трегубов.

На сайте Ирины Славиной Koza.Press теперь некрологи о ней самой. До “Козы” Славина писала в нижегородских газетах. Историю ее увольнения и создания собственного СМИ Настоящему Времени рассказала журналист и обозреватель издания “Нижний сегодня” Наталья Резонтова. Она объясняет, что в своем медиа Славина была фактически единственным сотрудником.

“Она опубликовала в газете методичку, которую пресс-служба распространяла, – что писать, что не писать. Руководству это не понравилось. Но Ира не смирилась, и это свойственно ей было. Она сделала совершенно уникальное, совершенно свое СМИ. Что ни день, то сенсация. Сенсация такого уровня, когда раскрываются большие махинации, когда рассказывается о сомнительных тендерах. И в это не вмешивался никто – это было ее СМИ”, – говорит Наталья Резонтова.

Народные мемориалы Славиной в Нижнем Новгороде зачищали две ночи подряд, но перестали – после поста губернатора Нижегородской области Глеба Никитина. Соболезнования родственникам Славиной он выразил не через СМИ, а через собственный аккаунт в инстаграме. Но нижегородцы продолжали все три дня приносить цветы – и уносить их на ночь, чтобы без присмотра их снова не смели.

“Она сделала для города очень много, для того, чтобы как можно меньше было коррупции и вообще незаконных действий власти. Она на это жизнь положила, – говорят горожане. – Она своим поступком показала безумную преданность своему делу, неготовность мириться с тем, что происходит в городе и в стране в целом. Этим огнем она зажгла огонь в душах, я думаю, многих нижегородцев, которые хотят справедливости”.

Обозреватель издания “Нижний сегодня” Наталья Резонтова считает, что самосожжение Ирины Славиной – это не самоубийство, а высший акт самопожертвования. “Когда человек понимает, что кричать, стоять на улице – тебя не услышат. Нужно сделать что-то, что переходит всякие границы, что люди вздрогнут. Ну вот как Данко”, – говорит Наталья Резонтова.

Главный редактор радиостанции “Эхо Москвы” Алексей Венедиктов попросил Генпрокуратуру России рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела по факту доведения Ирины Славиной до самоубийства. Следить за “делом Славиной” пообещал и губернатор Нижегородской области. В Следственном комитете по региону заявили, что сообщения о связи между самоубийством и обысками дома у журналистки “не имеют под собой оснований”.

Настоящее Время