Categories
1. Russia

Настоящее Время: “За отравление Навального и Кара-Мурзы отвечала ФСБ”. Расследователи утверждают, что доказали факт разработки химоружия Россией


Listen to this article
Расследовательская группа Bellingcat, Der Spiegel, The Insider и Радио Свобода выяснили, кем и где могло быть разработано отравляющее вещество класса “Новичок”, которым был отравлен Алексей Навальный. Расследователи утверждают, что Россия после распада СССР продолжила разрабатывать химическое оружие в обход международной конвенции. Работы над “Новичком”, по данным журналистов, ведутся под руководством выходцев из военных научных институтов, занимавшихся этим в советское время.

Эксперты по химическому оружию предположили, что при изготовлении яда, которым отравили Алексея Навального, была использована новая технология: яд поместили в нанокапсулу, которая медленно разлагается в организме и позволяет отсрочить и замаскировать отравление. Оба этих фактора проявились при отравлении Навального.

Радио Свобода обнаружило, что в конце 2000-х российские военные химики опубликовали несколько научных работ и патентов по этой технологии. Авторы этих исследований в 2010 году перешли на работу в новый научный центр “Сигнал” в Москве. Он был создан распоряжением Владимира Путина.

Официально “Сигнал” занимается “экспортным контролем” над химикатами и технологиями двойного назначения. “Сигнал” тесно сотрудничает с петербургским Государственным научно-исследовательским институтом военной медицины. Деятельность этой научной организации в Санкт-Петербурге имеет отношение к токсикологии, нейрохимии и испытанию отравляющих веществ на животных. Возглавляет институт Сергей Чепур.

Журналисты получили данные биллинга звонков этого человека. Из них удалось выяснить, что Чепур участвовал в совещании в штаб-квартире ГРУ в Москве за три дня до отравления в Великобритании Сергея и Юлии Скрипалей. Кроме него, на том совещании присутствовали офицеры ГРУ Мишкин и Чепига – они же Петров и Боширов, которые, по данным британских спецслужб, и отравили Скрипалей в Солсбери.

Один из авторов расследования, главный редактор издания The Insider Роман Доброхотов рассказал Настоящему Времени, что это расследование не предполагает, а именно доказывает, что в России продолжают разрабатывать и применять запрещенные мировыми конвенциями боевые отравляющие вещества. 

 

— Можете нам рассказать [о статье], опираясь на какие-то главные пункты самого расследования? 

— Главная идея нашего текста состоит в том, что если раньше официальная позиция российских властей заключалась в том, что все химическое оружие в России уничтожено и эти научно-исследовательские центры, в том числе в поселке Шиханы, которые занимались производством и разработкой, закрыты. Нам показывались видеопрограммы, где в прямом эфире Путин наблюдал за уничтожением последних боеприпасов с химическим оружием.

Но мы обнаружили, что химоружие не только продолжает производиться и разрабатываться, но и конкретно обнаружили институт и конкретно ученых, которые сотрудничают со спецслужбами и поставляют им “Новичок”. В частности, мы обнаружили, что отравители из ГРУ – войсковой части 29155, в том числе те самые Боширов и Петров – они же Мишкин и Чепига, – они регулярно созванивались с руководителем научного института военной медицины в Петербурге по имени Сергей Чепур. Этот человек является военным врачом, специалистом как раз по ингибиторам холинэстеразы, по отравлению этим веществом. И он, в свою очередь, мало того, что постоянно с ними созванивался, приезжал на Хорошевское шоссе на гэрэушные летучки, он еще сам постоянно контактировал с другим научным центром под названием “Сигнал”, который, в свою очередь, находится в Москве. “Сигнал”, во-первых, обладает всеми нужными лицензиями для работы с химическим оружием, находится он в том же помещении, где находится войсковая часть, призванная следить за уничтожением химического оружия. Люди, которые там работают, они сами ранее работали в центрах, которые официально занимались разработкой “Новичка”. То есть они тоже специалисты по ингибиторам холинэстеразы, вообще по отравлениям холинэстеразой. Они продолжают активную научную деятельность, [пишут] публикации. Эти люди постоянно, опять же, контактировали с Чепуром. И сам Чепур, когда приезжал на встречи с ГРУ непосредственно перед отравлением Скрипалей – 27 января 2018 года, – он прилетал специально в Москву из Петербурга, приезжал на Хорошевское шоссе. И сразу после этого отправлялся на территорию “Сигнала”, где тоже в течение пары часов общался со специалистами по “Новичку”.

Я и мои коллеги из Bellingcat не видим никакого способа объяснить такие странные контакты, кроме как то, что именно эти ученые, именно эти научные институты, собственно, и продолжают заниматься разработкой “Новичка”, и именно они дали “Новичок” отравителям из ГРУ и перед отравлением в Солсбери, и перед отравлением Гебрева. Скорее всего, именно сигналовский “Новичок” использовали и при отравлении Навального, и, вероятно, при отравлении Кара-Мурзы, хотя мы однозначно еще не уверены в том, что в случае Кара-Мурзы был “Новичок”, только по симптомам можем судить. Но это уже предстоит доказать, поскольку отравления на территории России, возможно, делались другими спецслужбами, скорее всего, ФСБ, и Чепур уже мог не иметь к этому отношения как человек, который сотрудничал с ГРУ. Но мы видим в телефонных контактах, в биллингах сотрудников “Сигнала”, что с высокопоставленными офицерами ФСБ они тоже общались. Поэтому эта версия очень правдоподобна. 

— Это все-таки предположение или это доказанные факты? 

— Предположение – только последняя часть, касающаяся того, что за отравление Навального и Кара-Мурзы отвечала ФСБ. Доказанным фактом является то, что ГРУ получил “Новичок” посредством Чепура от научного центра “Сигнал” – это уже можно утверждать со стопроцентной уверенностью, поскольку просто не существует никакой более или менее правдоподобной версии, почему именно вдруг огромное количество людей, специализирующиеся именно на холинэстеразе, на токсикологии – сам Чепур токсиколог, – общаются с Мишкиным за три дня до того, как Мишкин летит и травит “Новичком” Скрипаля. Это не может быть случайным совпадением. 

— Просто это очень серьезное обвинение. От российских властей поступала какая-то реакция? Вы пытались с кем-то связаться? 

— Мы, конечно, связались. Чепур говорит, что никогда с Мишкиным не общался. Он мог бы придумать какую-то правдоподобную версию, что он как военный врач приезжает на Хорошевское шоссе для чего-нибудь, но откровенно стал нам врать, что он с Мишкиным никогда не общался, с Аверьяновым, с Сергеевым и другими гэрэушниками из этой войсковой части. Один из сотрудников “Сигнала”, которому мы тоже позвонили, сказал, что “Новичок” не является его сферой специализации, хотя у него есть опубликованные статьи, которые можно почитать в открытом доступе в интернете, именно по холинэстеразе. То есть они открыто врут, но мы другого ответа от них и не ожидали. А вы думаете, они сейчас признаются в том, что они нарушают все российские и международные законы? Конечно, нет. 

— Почему вы верите своим источникам, которые предоставили этот биллинг? 

— Потому что это не источники. Источники – это когда к вам кто-то приходит и приносит что-то. А биллинг – это когда Bellingcat сам запрашивает через своих посредников информацию о конкретном телефоне, и те люди, которые получают этот биллинг, не знают, для кого и кого они берут, они просто берут эти данные и передают. Кроме того, делают это, как правило, довольно быстро. У них даже нет возможности поменять эти данные.

Я не представляю, как и кто мог бы подделать все эти данные, которые мы год расшифровывали, поскольку мы же не знаем, кто в телефонах – кто. Мы потратили реально год времени на расследование для того, чтобы через эти биллинги установить все то, что на двух страницах изложено в The Insider. 

— С какого момента вы начали заниматься – после отравления Скрипалей, как я понимаю? 

— Именно насчет Чепура нам стало понятно позапрошлой весной. Где-то полтора года мы понимали, что здесь есть какая-то интересная зацепка, но установить дальше цепочку было очень сложно, поскольку очень много этих телефонных звонков, много информации, и чтобы свести какую-то логичную схему, потребовалось очень много времени. 

— На какую международную реакцию вы рассчитываете в связи с этими исследованиями? 

— Мы пишем это не для того, чтобы была какая-то реакция, а просто потому, что мы должны рассказать людям правду. Я думаю, что реакция будет просто потому, что речь идет не просто об уголовном преступлении в виде внесудебных казней – мы видим уже как минимум три покушения, а с Кара-Мурзой – уже четыре покушения, за которые ответственны эти люди. Но, помимо этого, здесь есть еще и серьезное нарушение международного законодательства в отношении именно химического оружия.

И мне кажется, для международного сообщества это даже еще более серьезно, поскольку это уже прямое нарушение международного права, которое никак нельзя списать на внутрироссийские дела. Эта информация ценна, поскольку, я понимаю, она не была известна западным властям. Когда они недавно в список санкций вносили институты, которые занимаются “Новичком”, они внесли устаревшую информацию о тех, кто этим занимался еще во времена, когда это было разрешено. Те институты, про которые мы говорим, в эти санкционные списки не вошли, а значит, они, скорее всего, просто не знали о причастности этих людей. 

— Какие доказательства сейчас существуют, что Россия продолжает разрабатывать такие боевые отравляющие вещества?

— Главным новым доказательством, которое мы сейчас представляем, [являются] телефонные переговоры, которые доказывают связь между Сергеем Чепуром, главой НИИ военной медицины в Санкт-Петербурге, и служащими войсковой части 29155 – теми самыми сотрудниками ГРУ, которые “Новичком” травили Гебрева и Скрипаля, что, кстати, тоже уже доказано британским и болгарским следствиями, и против них выдвинуты официальные обвинения. Соответственно, эти телефонные переговоры, которые касаются не только биллингов, которые доказывают сам факт связи, но также геолокации, которые показывают передвижения. Мы видим, что Сергей Чепур находился на территории Хорошевского шоссе 27 февраля – за три дня до отравления Скрипаля – в то же время, когда там находились остальные сотрудники 29155, что, опять же, мы видим по геолокации их мобильных телефонов. Эта связь однозначно доказывает, что сотрудники спецслужб находились в постоянной коммуникации с военными врачами из двух этих военных основных научных центров – это Центр военной медицины в Санкт-Петербурге, который возглавляет Чепур, и научный центр “Сигнал” в Москве. 

— Есть ли в этом биллинге какая-то прямая связь – тут сложно сказать “с заказчиками” – с чиновниками выше, чем ГРУ? 

— В этих биллингах каких-то заказчиков нет – по крайней мере, мы не нашли. Но, я думаю, и не могло бы быть, поскольку не подразумевалось, что Путин, Патрушев, или Бортников, или Костюков будут напрямую общаться с производителями “Новичка”. Это было бы очень странно. Скорее, мы видим общение Костюкова с сотрудниками войсковой части, которые отравили Скрипаля, – это понятно, они и должны общаться – они же служат в ГРУ. Поэтому здесь идет прямая вертикаль сверху вниз, каждый занимается своим делом. Те, кто должен заниматься этими исследованиями, они, соответственно, производят “Новичок” и предоставляют его уже конкретным сотрудникам спецслужб, исполнителям. А кто всем этим верховодит – я думаю, что очень может быть, что сами сотрудники этих научных центров и понятия не имеют, кто управляет этими спецоперациями, какая у них политическая цель. Вряд ли их ставят в известность.

Настоящее Время