Categories
1. Russia

Настоящее Время: “С противоэпидемическими мерами не заморачивались”.  Как выборы повлияют на распространение коронавируса в Украине


Listen to this article
Местные выборы в Украине 25 октября прошли в условиях пандемии. Однако у украинцев, которые заразились коронавирусом, была возможность проголосовать. Чтобы проголосовать, находясь на самоизоляции, инфицированный должен был позвонить семейному врачу. В таком случае члены комиссии должны были прийти к больному домой. А пациенты, которые находятся в больнице, имели возможность проголосовать непосредственно там – в больницы приезжали мобильные бригады.

Как выборы повлияют на эпидемиологическую ситуацию, мы поговорили с бывшим гендиректором Центра общественного здоровья Минздрава Украины Владимиром Курпитой. 

 

– Вы были вчера на выборах. Видели ли вы эти специальные кабинки для избирателей с симптомами? 

– Специальных кабинок я не видел, потому что не был сам болен, не имел никаких симптомов. Где они находятся, откровенно говоря, не видел. 

– А как вам вообще такая организация процесса: приходите с симптомами, стойте в общей очереди, а потом голосуйте в отдельной кабинке? 

– Наверное, это зависит от избирательных участков, где происходило голосование. Во всяком случае, на том участке, где я был, у нас для таких людей с симптомами все-таки был отдельный вход. Но как организовать там получение бюллетеней, для меня было не совсем понятно. В целом я думаю, что никто особо не заморачивался с осуществлением противоэпидемических мероприятий, возможно, кроме ключевых участков, где голосовал президент или высшее руководство страны. На всех остальных были те же самые условия, которые были и раньше на выборах. 

– Вы ожидаете вспышку коронавируса после местных выборов? 

– Есть хорошая новость. Низкая явка избирателей, наверное, существенно не повлияет на [вспышку]. Низкая явка – это хорошая новость в контексте коронавируса. Я не говорю о результатах выборов. Второй момент – малое количество людей не способствовало передаче вируса непосредственно на избирательных участках, потому что последние данные, например, из центров по контролю за заболеваниями говорят о том, что вирус успешно передается в том случае, если люди в течение длительного времени – больше 15 минут – находятся в закрытых помещениях, где концентрируется вирус. Так как все-таки помещения, во всяком случае в крупных городах, находились в холлах школ, где достаточно большие объемы воздуха, поэтому можно ожидать, что это не повлияет на повышение количества случаев [заболеваемости коронавирусом]. 

– Передается ли коронавирус через бюллетень? Ручки приносили свои, а бюллетени кто-то раздавал, кто-то их считал, кто-то слюнявил руки. 

– Всегда, когда мы говорим о возможности передачи, мы всегда соотносим риски. Риски, безусловно, наверное, присутствуют, но они минимальные и гораздо ниже, нежели вы едете в переполненной маршрутке, где кто-то вам дышит в лицо или кто-то вам дышит в спину. Поэтому я думаю, что бюллетени не были тем возможным фактором, который бы способствовал большому заражению людей. Точно так же, как ручки. Мы с вами говорили о том, что была рекомендация приносить ручки с собой – это снижает риск возможной передачи вируса. Но тем не менее ручки были, и я тоже не думаю, что они будут тем фактором, который повлияет на распространение заболевания.

Собственно говоря, примеры из Польши, где проходили выборы, из Беларуси, где были выборы во время эпидемии, опрос в России по изменениям Конституции, который был летом, они не продемонстрировали, что это является триггером в усилении эпидемии. Я надеюсь, что Украина пойдет по тому же пути и, возможно, мы станем примером для Соединенных Штатов Америки, где выборы будут в следующем месяце. 

– По вашему мнению, из-за коронавируса местные выборы переносить не стоило? 

– Да, абсолютно не стоило. 

– Вы не прогнозируете вспышку заболеваемости. По вашему мнению, был хорошо организован защитный процесс [во время голосования]? 

– Процесс на самом деле был организован плохо. Я могу подтвердить то, что я видел у себя на участке, и то, что мои коллеги-врачи, которые приходили, они обращали внимание на следующее. Первое – это то, что у членов избирательных комиссий не было защитных щитков для защиты глаз. Большинство членов избирательных комиссий находились в масках, но при этом маски иногда находились под носом. Мы говорим о том, что члены избирательных комиссий за столами находились по двое, по трое, а избиратели, – во всяком случае, у меня – вообще кучковались в одном углу, что, вполне вероятно, могло спровоцировать повышение рисков. Но мы должны соизмерять количество членов комиссий, которые имели повышенный риск, и количество избирателей, которые приходили, которые, по всей видимости, этот риск не усилили. То есть если будут новые случаи, возможно, они будут среди членов избирательных комиссий, но не среди избирателей. 

– В этот раз позволили голосовать и людям, которые находятся на самоизоляции либо проходят лечение в инфекционных больницах. И эти члены избирательных комиссий в течение дня ездили к этим людям. Здесь тоже были риски? 

– Для членов избирательных комиссий, вероятно, да, если они не соблюдали правила. Во всяком случае, у нас на участке было объявление о том, что члены избирательной комиссии собираются идти голосовать к кому-то на дом, но при этом они не надели никакой защитной одежды. Вполне вероятно, что им, может быть, дали хотя бы какие-то накидки. Они взяли урну для голосования и пошли с ней пешком к этому гражданину. Сложно сейчас прогнозировать, насколько это создает риски, потому что вирус не передается через третьих лиц. Условно говоря, члены избирательной комиссии, которые сходили к кому-то домой и потом вернулись на избирательный участок, не представляют опасности до тех пор, пока они сами не начинают распространять вирус. Поэтому я и говорю, что для самих членов избирательных комиссий, вполне вероятно, риск будет, и мы увидим, насколько он реализуется, но для избирателей, которые приходили, он будет такой же, как и при обычном течении эпидемии сейчас.

Более того, у нас было очень много заявлений, например, о проведении массовых мероприятий ко Дню города в сентябре, и министр здравоохранения говорил об Одессе, Запорожье, Харькове. Но тем не менее, например, и по Запорожью, и по Одессе на данный момент нам не представлены данные, что это способствовало повышению именно заболеваемости в этих городах, связанных с участием в концертах. И это подтверждается научными данными, которые говорят о том, что контакты на улице, даже если есть большое количество людей, не являются тем фактором, который способствует передаче. Чаще всего передача происходит в закрытых помещениях в очень тесном контакте и в том случае, если плохая вентиляция. 

– Мы уже поняли, что члены избирательных комиссий в зоне риска. Они вернутся домой – как им нужно за собой следить? Возможно, есть какая-то профилактика? Что им сейчас нужно употреблять, чтобы не заболеть? Как заметить сразу, что они заражены коронавирусом? 

– Хочу расстроить. К сожалению, специфической профилактики нет. Вакцины сейчас на данный момент нет. И принимать что-либо с точки зрения науки нет возможности. Для успокоения можно принимать все что угодно, начиная от цинка и витамина С, о которых сейчас говорят, что они помогают, заканчивая каким-то чаем или обильным питьем, которое может быть более успокаивающим характером, нежели профилактическим.

С точки зрения наблюдения средний период от момента контакта до появления симптомов составляет пять дней, поэтому сегодня бежать сдавать анализы не имеет смысла. Где-то к концу следующей недели я бы рекомендовал провести обследование всем членам избирательных комиссий – это на 95% подтвердит: инфицировались они или не инфицировались. И затем уже по результатам тестирования, по наблюдениям проводить консультации с врачами для того, чтобы определить, какая дальше будет тактика.

Настоящее Время