Advertising at The News And Times – advertising-newsandtimes.com | WE CONNECT!

Advertisements – Advertising at The News And Times – advertising-newsandtimes.com | WE CONNECT!

Audio | Video | Top News | On Twitter | Security | FBI | Capitol Riot | JOSSICA | Trump | Russia | Putin | Russia – Ukraine War | Covid-19 | Brooklyn NY | Puerto Rico | World 

The Russia News

August 19, 2022 6:53 am

The News And Times | Featured Posts | All Articles | Current News | Selected Articles | Shared Links | Opinions | In My Opinion | Sites | Blogs | Links | Twitter | Facebook

Categories
1. Russia

Putin and Putinism – News Review: Poorer nations face coronavirus vaccine wait as West locks down supply – ETHealthworld.com


Poorer nations face coronavirus vaccine wait as West locks down supply  ETHealthworld.com

Putin and Putinism – News Review


Categories
1. Russia

Настоящее Время: Топтаться на институте власти


Все, что нужно знать рано утром 18 ноября

Настоящее Время


Categories
1. Russia

Настоящее Время: “Ничего страшного не осталось”. Беженцы постепенно возвращаются в Нагорный Карабах


О том, что страна еще неделю назад вела войну, а по факту военное положение еще Армения не снимала, напоминают люди в военной форме. Их можно встретить на этой же площади, можно увидеть спящими на лавочках с полевыми рюкзаками.

Еще действуют пункты помощи беженцам. Люди приносят туда одежду и еду. Во многих отелях Еревана беженцы живут до сих пор. Это те, кто покинул территории, которые теперь принадлежат Азербайджану, либо те, кто боится вернуться домой. Настоящее Время поговорило с людьми, бежавшими из зоны конфликта.

 

Село Бужакан недалеко от Еревана. Здесь находится полузаброшенный пансионат, который стал приютом для карабахских беженцев. 

“В наше село Вартадзор пришли. Мы все быстро сели в автобусы, и нам пришлось бежать в Шуши. И из Шуши уже сюда”, – говорит Карине Сулеймайнян.

Карине не может вставать с кровати самостоятельно. Ей нужен постоянный уход. Ее муж Славик потерял часть ноги еще в первую карабахскую войну. В пансионате у них есть кров и питание. Электричества не хватает, чтобы отопить здание целиком. Согреваются под одеялами. 

“Я из Степанакерта. Оба моих сына на передовой, – рассказывает Джульетта Арзоян. – Младший сын получил ранение глаз. И я даже не знаю, что с ним сейчас”.

Джульетта бежала из Степанакерта с двумя дочками, когда город начали бомбить. Сыновья пока еще остаются в армии. Возвращаться ли в Степанакерт, куда уже вошли российские миротворцы, она еще не решила. Условий для жизни на родине пока нет, там только продолжают восстанавливать инфраструктуру.

“В голом состоянии. Ничего не было у них. Ничего не взяли с собой. Здесь сельские люди давали, из города Егварда, что нужно из села: капуста, картошка, морковка. Чего нет – из Еревана привезут”, – говорит директор пансионата Торник Аветисян.

Аветисян впустить к себе беженцев предложил сам. Но говорит, что до прихода зимы беженцев нужно переселять, потому что в горах уже холодно.

Кто-то из беженцев уже готов к возвращению в Карабах. Уже на третий день после подписания мирного трехстороннего соглашения между Арменией, Азербайджаном и Россией из Еревана в Карабах поехали первые автобусы. Беженцы из Нагорного Карабаха готовы вернуться в оставленные ими дома. Война окончена. По линии фронта встали российские миротворцы. 

“Столько страшного видели уже, ничего страшного не осталось”, – говорит пассажир одного из таких автобусов.

Автобусы из Еревана уходят в Степанакерт теперь почти каждый день. Кто-то торопится вернуться пораньше 

“У меня там дом. Квартира, которую оставили вынужденно, – говорит Аделина Аветисян. – Так надо было. У меня два сына, которые были на самой первой линии фронта. Состояние души наших детей, которое искалечено, вот это очень важно. Эту войну не наши дети проиграли. Эту войну проиграло правительство”.

 

Аделина Аветисян торопится в Мартуни, расположенный в восточных склонах Нагорного Карабаха, чтобы увидеть сына, от которого уже несколько дней нет никаких известий. Он воевал на стороне армянской армии. Аделина садится в один из десяти автобусов, колонну ждет долгий путь в Степанакерт. Мы попросили ее снимать путешествие домой на видео. Сначала на пути встречаются только армянские военные. Но вот на подъезде к городу Мартуни колонну встречает уже БТР с российским триколором.

Аделина показывает город Мартуни: выбитые стекла, поваленные стены, сгоревшие крыши. Уже в первый день бомбежки стало понятно, что оставаться здесь нельзя. В городе нет электричества, газоснабжения, практически нет связи. Из еды остались только продукты, завезенные в город еще до войны. 

Но здесь же ей удалось найти старшего сына. На той же дороге, но в обратную сторону Аделина встречает пробки. Жители территорий, которые по новому соглашению переходят Азербайджану, едут в Ереван. Некоторые сожгли свои дома и убили скот, чтобы они не достались азербайджанской стороне. На спорные территории вернутся азербайджанцы, которые так же покидали свои дома 30 лет назад, в ходе первой карабахской войны.

Армия Азербайджана уже начала занимать перешедшие под их контроль земли. В Баку возвращение территорий Нагорного Карабаха называют восстановлением исторической справедливости.

Территориальный спор между Арменией и Азербайджаном по поводу Нагорного Карабаха длится с конца 1980-х годов. Населенная в основном армянами Нагорно-Карабахская автономная область при поддержке Армении заявила о выходе из Азербайджанской ССР, а в сентябре 1991 года объявила о создании “Нагорно-Карабахской республики”. За период вооруженного конфликта 1988-1994 годов в сепаратистском регионе погибли 30 тысяч человек, более сотни тысяч стали беженцами и вынужденными переселенцами.

“Нагорно-Карабахская республика” официально не признана ни одной из стран ООН, в том числе Арменией, которая настаивает, что “НКР” должна быть независимой. В 1993 году ООН приняла четыре резолюции с требованиями вывода армянских войск из Карабаха и признанием территории частью Азербайджана.

Настоящее Время


Categories
1. Russia

Voice of America – English: International Edition


Voice of America – English


Categories
1. Russia

Voice of America – English: International Edition


Voice of America – English


Categories
1. Russia

Europe: Poland’s workplaces can offer safe spaces for LGBT+ employees


Warsaw’s hostility to this group means companies’ inclusion efforts take on an added importance

Europe


Categories
1. Russia

RSS: Расчеты БЛА в Забайкалье в рамках комплексных занятий выполнили тренировочные запуски беспилотников


В полетах были задействованы беспилотные летательные аппараты «Орлан-10».

RSS


Categories
1. Russia

Voice of America – English: Daybreak Africa


Voice of America – English


Categories
1. Russia

Настоящее Время: “Тренировка для населения”. Поможет ли “карантин выходного дня” в Украине остановить распространение коронавируса


Верховная Рада Украины не поддержала решение рекомендовать правительству пересмотреть введение “карантина выходного дня”. 11 ноября украинское правительство усилило будничный карантин и ввело полный “локдаун” по выходным с 14 до 30 ноября. Это решение вызвало возмущение малых предпринимателей, которые говорят, что власть лишает их возможности выжить.

О ситуации мы поговорили с заведующей кафедрой эпидемиологии Национального медуниверситета имени Богомольца Ириной Колесниковой. 

 

— Насколько, по вашим оценкам, действенно ограничение “карантин выходного дня”? 

— На самом деле, не очень действенно. Я расцениваю это как тренировку для населения, чтобы вспомнить, как себя надо вести, когда карантин будет жестким, чтобы понимать, как планировать свое время, как планировать покупки, как планировать жизнеобеспечение своей семьи во время карантина. 

— А почему недейственный именно такой [метод] – на два дня в неделю? 

— Потому что это не позволит разорвать цепочку передач, ведь средний инкубационный период гораздо больше, чем два дня: он может быть две недели и даже больше. На самом деле, не так уж склонны соблюдать даже такие недлительные двухдневные ограничения в большинстве своем граждане Украины. Я в соцсетях видела сторис людей, мам, которых я до этого времени считала вполне адекватными, которые со словами: “В Киеве дождь, с ребенком погулять не получается, а выгулять его надо, поэтому мы поехали с ним в супермаркет “Метро”, – тут уже стоит елка, тут есть елочные игрушки, и вот они с ребенком гуляют по супермаркету. В закрытом помещении, куда приехали те, кто не мог себе купить продукты в течение недели, потому что они работали. Вот такой способ гуляния с ребенком в супермаркете, потому что на улице похолодало, на улице дождь. А дети, как вы понимаете, до определенного возраста масок не носят, потому что невозможно соблюсти герметичность, невозможно объяснить ребенку, почему это надо делать. Реально с двухлетним ребенком гуляют по супермаркету, потому что надо где-то погулять. 

— Как я понимаю, с обывательской точки зрения, как работают эти ограничения. В субботу, воскресенье, когда народ собирается на какие-нибудь корпоративы, празднования, гуляет в ресторанах, кафе, в ночных клубах, на дискотеках. И вот эта история отменена, соответственно, уменьшается количество тех самых связей – они просто разрушаются. 

— Опять-таки, два дня не являются решающими, учитывая длительность инкубационного периода. Второй момент – понимаете, нет логики. С одной стороны, говорят, что “мы не можем вводить жесткий карантин, потому что экономика не выдерживает, людям не на что жить”. Жить людям не на что, а в рестораны ходить – есть на что? Где здесь логика? 

— Если бы от вас зависело это решение, что бы вы предложили сделать правительству? 

— Я сторонник жесткого карантина. 

— Насколько жесткого? 

— То, что может работать дистанционно, должно работать дистанционно. На сегодняшний момент, например, даже не все вузы полностью перешли на дистанционную форму обучения. Это оставили как на усмотрение местных властей, так и на усмотрение руководителей вузов. Есть ограничения, что занятия должны проходить, если группа не больше 20 человек. Но, например, в медицинских вузах группы меньше 20 человек. Но мы же учитываем, что реально самая первая группа риска – это студенты-медики, это преподаватели, которые работают одновременно и в клиниках. Мы, например, полностью на дистанционном обучении еще и потому, что многие наши студенты работают средним медицинским персоналом. При дистанционном обучении они могут больше времени проводить в стационаре и оказывать медицинскую помощь пациентам, в том числе больным COVID-19. 

— Я очень часто слышу от ковид-диссидентов: “А что, все переболеем, ничего страшного нет, это обычный грипп” – и так далее. Если не вводить ограничения, что случится? 

— Это не обычный грипп. Даже молодые люди из моего ближайшего окружения, которые уже переболели, говорят о том, что это совершенно не похоже на обычный грипп. В основном вопросы задавали такие: “А есть ли среди твоих знакомых кто-то, кто заболел?”. Весной все говорили: “Нет, я не знаю”. Сейчас уже, пожалуй, нет такого человека, который бы не знал переболевших из своего близкого окружения и не знал умерших. Сейчас около полумиллиона переболевших, 10 тысяч умерших – практически уже люди знают, что среди их знакомых есть не только заболевшие и заболевшие тяжело, но есть и умершие.

Настоящее Время


Categories
1. Russia

Voice of America – English: International Edition


Voice of America – English