The News And Times

Categories
Russia News

Настоящее Время: “Диагноз один – состояние удовлетворительное, можно лететь в космос”. Как голодают за решеткой на примере подмосковного экс-чиновника


Listen to this article
Политик Алексей Навальный заявил, что прекращает голодовку в колонии. Соответствующий пост от его имени появился в инстаграме.
По словам Навального, за прошедшие недели “благодаря огромной поддержке хороших людей по всей стране и по всему миру” ему удалось добиться, что его дважды обследовал консилиум гражданских врачей, а также что теперь ему отдают результаты и заключения проводимых медицинских исследований.
Добиться обследования гражданскими врачами удается далеко не всем, кто столкнулся с системой Федеральной службы исполнения наказаний. Так, бывший глава Серпуховского района Московской области Александр Шестун несколько раз объявлял голодовки, из-за чего его вес в какой-то момент приблизился к 58 килограммам при росте в 192 сантиметра. Справку с такими данными суду представлял прокурор. В конце декабря 2019 года его начали кормить принудительно.
Рассказать об этом опыте Настоящему Времени согласилась жена Шестуна Юлия.
– Ваш муж объявлял голодовку пять раз, самая длительная заняла 223 дня. В каком он сейчас состоянии?
– Сейчас он уже этапирован в исправительную колонию строгого режима, где и находится. Обследование не было проведено, никаких заключений и вообще чего-либо мы не получали на руки. Где-то в середине голодовки, которая длилась 223 дня, он был госпитализирован в московскую больницу имени Ерамишанцева, там у них есть стражное отделение, там его обследовали, там все-таки немножко другие врачи, не совсем из системы ФСИН, и они мне сначала выдали одно заключение об обследовании, буквально через 3-4 дня было другое заключение, из которого пропал первоначальный диагноз кахексия – это потеря 50% веса – и еще несколько таких важных диагнозов, которые в уже в отшлифованном заключении врачи не нашли.
– Чего требовал ваш муж, пойдя на такую крайнюю меру как голодовка?
– Я прежде всего напомню, что накануне своего ареста Александр Вячеславович организовывал многочисленные антимусорные митинги на территории Серпуховского района [Московской области], плюс он выступал против реформы местного самоуправления, которая была проведена, и накануне своего ареста, фактически сразу после митингов он опубликовал обращение к президенту, в котором обнародовал угрозы из администрации президента в свой адрес (как утверждал Шестун, угрозы якобы поступали от главы управления “К” ФСБ Ивана Ткачева, начальника Управления президента России по внутренней политике Андрея Ярина и зампредседателя правительства Подмосковья Михаила Кузнецова; обвинения они не комментировали – прим. НВ).
И, собственно, через полтора месяца он был арестован. После того, как он был арестован и помещен в следственный изолятор, первая голодовка была связана с допуском к выборам. Первое требование, которое к нему выдвигалось – он должен уйти с поста главы района. Та голодовка длилась 26 дней, после этого он из Лефортово был этапирован в Матросскую тишину. Вторая голодовка у нас была 70 дней, у него были политические всегда требования, при этом среди политических требований были: опустить на домашний арест, требование справедливого расследования и медобследования. На второй голодовке он перенес клиническую смерть. Третья голодовка началась в июне 2019 года и в декабре 2019 года, 10 декабря его насильно накормили, – то, что не применялось в московских СИЗО много-много лет. Связано это было с тем, что под конец своей многодневной голодовки он объявил сухую голодовку с требованием свободы всем политзаключенным. Мне позвонили из ФСИН и сказали, что начался отказ внутренних органов и что сейчас будут кормить. Но надо сказать, что в принципе в московском ФСИН было принято такое негласное правило, что нужно увозить в гражданскую больницу и кормить под надзором прокуроров, но (возможно, это связано со сменой начальника ФСИН) было принято решение кормить непосредственно в тюремной больнице Матросской тишины. И три дня его кормили, связали его по рукам и ногам, накачали психотропами, вставили катетер в нос – накачали за три дня на шесть килограммов. Его вес снизился с 96 килограммов до 54, и после насильственного кормления 62 килограмма у него было.
После того, как его накормили, он не снял голодовку, эту процедуру повторили, у нас была срочная жалоба в Европейский суд по правам чесловека. ЕСПЧ нам прислало ответ, что Александр Вячеславович должен снять голодовку, иначе, так скажем, не будут рассмотрены жалобы.
– Вы рассказали о принудительном кормлении. А непринудительное кормление? Как, например, будет выходить из голодовки Алексей Навальный? 
– Алексея насильно кормить уже не будут, раз он прекратил голодовку, это разумный шаг был. Кстати, хочу сказать, требования у него были абсолютно выполнимые, и хорошо, что их исполнили, я надеюсь, до конца все-таки удастся добиться… Как выходил Александр, если это было ненасильственное кормление. В любом случае все это происходит под присмотром врачей. Я сейчас слушала комментарии врача Алексея о том, что они должны иметь опыт. Я думаю, что ФСИН-врачи имеют опыт в выходе из голодовок, мы все помним [украинского режиссера Олега] Сенцова, мы все помним [украинскую летчицу Надежду] Савченко, Александра Вячеславовича. Что касается отваров или пюре, на которых выходит из голодовки, если человек на воле, – мне, например, разрешали через медицинские передачи при выходе из голодовок передавать детское питание.
– Все-таки каковы последствия голодовки у вашего супруга? 
– Его не обследовали после этого. Так, чтобы я получила что-то на руки – нет, такого не было. То есть что-то делали: какие-то там УЗИ, какой-то кардиолог осматривал. У нас диагноз один – состояние удовлетворительное, можно лететь в космос. У Александра Вячеславовича сейчас идет потеря чувствительности стоп ног, ему так и не было проведено обследования, которое мы более трех лет добиваемся – коронарография. У него большая проблема с сосудами, у него извитость сосудов и непроходимость более 64%, и эта потеря чувствительности стоп ног связана с тем, что ситуация ухудшается. Но еще раз говорю, в каждой голодовке у нас было требование обследования, правда мы требовали в центре имени Бакулева, в независимом институте обследоваться, но независимого мы так и не получили. Как-то под конец уже нахождения Александра Вячеславовича в московском СИЗО я сказала: “Слушайте, скоро в колонию, ну давайте хотя бы там, где вы скажете, в ваших тюремных больницах, но сделайте эту коронарографию, чтобы понять, что происходит”. Но, собственно, так нас и вытолкали в Тверскую область без этого обследования. В Тверской области тоже ничего этого не произошло.
– Получается, обследование Навального – исключительный случай?
– Да, я тоже услышала, что его все-таки в гражданскую даже больницу вывезли. Этого с нами так и не произошло, несмотря на все голодовки.
Экс-глава Серпуховского района Александр Шестун получил 15 лет колонии по обвинению в получении особо крупной взятки, мошенничестве и легализации денег, а также в незаконном предпринимательстве. По версии следствия, в 2008-2014 годах Шестун незаконно осуществил передачу четырех земельных участков в Серпуховском округе частной компании, в результате чего бюджету был причинен ущерб в размере более 64,5 млн рублей.
Сам Шестун вину не признал. По его словам, уголовное преследование было связано с его намерением переизбраться главой района. 18 декабря 2020 года “Московская Хельсинская группа” выступила с заявлением, в котором подчеркивалось, что в отношении Александра Шестуна нарушена презумпция невиновности и что дело было возбуждено “…по причинам, далеким от целей борьбы с преступностью и обеспечения правопорядка в России”.

86776206-0C25-4CE6-B22A-0A1D0DAD6A9E_w80

6697193 Настоящее Время